ЭРЬМЕЗЬ. Сказание о древнем времени

Только — о чем же? Видишь — судьба не меня ожидала, С ветром порошей она исчезает. И озаренье меня поразило: Молю я — кого же? Может, мечта свои крылья раскрыла, Крылья орла, воспарившего все же? В небо зачем же с улыбкой глядел я, Луч твой ловил, ниспадающий свыше? Капли дождя в круговерти мятежной Ранили сердце обидой высокой. И зарыдал я — король безутешный, Всеми покинутый Лир одинокий.

Камни от страха

Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях. И снег в окне. Соседней крыши белый скат.

Как скатерть ее конек.

Летят Слова по шеренгам – и вот, Строй не ломая, за рядом ряд. Гвардия призраки, тают страхи и гнев. Пожертвовавших в этот день собой, . Прочный камень заложили в основание страны. Палуба дыбом, уходим к рыбам за кораблем вослед! И в Бельгии, Франции – на каждой дистанции –.

Антокольского Под мостом Мирабо вечно новая Сена. Это наша любовь Это горе сменяется счастьем мгновенно. Снова пробило время ночное. Мое прошлое снова со мною. И глазами в глаза, и сплетаются руки, А внизу под мостом — И глаза, обреченные долгой разлуке. А любовь — это волны, бегущие мимо.

Но вечный огнь в удел мне будет дан За все мои сомненья и деянья. Ждет Страшный Суд меня, но до тех пор Удел при жизни выпал мне не лучший: При жизни обречен я на позор И ожиданье кары неминучей.

Сказавши это, Усыня поднял висевшую на поясе огромную, обитую . ногтей от маменьки, как зовется сей камень ведьминский. .. а на каждой из них по соболю, а ли кунице с калачом вешали. .. Народ на землю повалился в страхе великом, и подыматься Летит сокол из улицы, слава!.

Я никогда не думал что дойду до этого Буду читать свои незамысловатые куплеты От лета до лета я писал как мог Ловя сигаретный дым плюс надоедливый смог Стоп и пусть моя жизнь нон стоп И всё меняется вдруг как калейдоскоп Гул дорог и плюс суетливый город Дорог, когда поймёшь тишины спальных районов. И сердца стук давит на грудь всё тише Мои мечты растворяются в домах проникают сквозь пытаются найти тебя Мы запутались полёт фантазий камнем вниз хотелось бы начать нам жизнь на бис Этот мир пожирает нас оставляя один выбор эт мечта моя в твоих руках Будь самим собой лети, вслед за своей мечтой Давно пора проснуться от илюзий И пусть мечта горит огнём в твоих глазах В жизни будет ещё много конфузов Но знай что эта жизньтолько в твоих руках Будь самим собой лети, вслед за своей мечтой

Поэты пражского «Скита» (2)

Джон Мильтон - Потерянный Рай Книга первая В книге первой кратко рассказывается содержание всей поэмы, начиная с грехопадения Человека, ставшего причиной изгнания его из Рая, который служил ему жилищем. Далее повествуется о главной причине грехопадения, т. Затем следует описание самого Диавола и его ангелов в Аду, который до сотворения мира находился в бездн тьмы, или первобытного хаоса.

Пораженные Божьим гневом, и сам Диавол, и приверженцы его лежат на берегу горящего пламенем озера.

А когда за шестьдесят перевалило, зачем тебе это, милая Там на болотах под кочкой каждой тайна живёт, Хмурые скалы в сумрачных думах грозно.

Уже не пенял нам то старый кудесник, уже нас нахваливал, и погляди-ка, у доброго честного попика слезы сверкнули в глазах, и заскользил он опять всей душою в пучину печали. Этим царям делать нынче хорошую мину вольно, но, не будь здесь свидетелей, биться готов об заклад, зло своею игрой и над ними бы возобладало: Здесь хватит сокрытых несчастий, стремящихся к слову, здесь вечера хватит, и туч, и немного пространства! Ты напитал нас могучею пищей мужчины и сочною речью: Ты, только ты сделал воздух вокруг тебя сильным и ясным!

Где будет дышаться мне так хорошо, как с тобою в пещере? Многие страны я видел и воздухом всяким дышал и умел различать его:

---

Ваш сильно изменился взгляд с тех давних пор, когда в кручине, не помню, по какой причине, вы умерли — лет сто назад. Сны о Грузии , с. Симону Чиковани Явиться утром в чистый север сада, в глубокий день зимы и снегопада, когда душа свободна и проста, снегов успокоителен избыток и пресной льдинки маленький напиток так развлекает и смешит уста.

В каком-то смысле каждая глава книги соответствует одной из .. Посылаешь мне во след кресты. Но с твоей протянутой руки. Не кресты летят - а голубки. да не хотели разрушать образ, но камень, упав с вершины, Впервые страх этот сказался – еще давно – в ее отчаянном.

Дал я данайцам разить амазонок, теперь амазонкам, Пентесилея, твоим должен я вверить мечи. Равными будьте в борьбе, а победу укажет Диона И легкокрылый Амур, в миг облетающий мир. Несправедливо идти с оружием на безоружных, И недостойны мужчин лавры подобных побед. Да, и младший Атрид, и старший Атрид, без сомненья, Могут Елену винить и Клитемнестру винить; Да, Оиклид по вине Эрифилы, рожденной Талаем, Сам живой, на живых к мертвым спустился конях; Но Пенелопа ждала, далекому верная мужу, Десять битвенных лет, десять скитальческих лет; Но Филакиду жена попутчицей стала в кончине И за супругом вослед в юных угасла годах; Но в пагасейском дому спасла Феретова сына И заменила жена мужа на смертном одре; Но: Прах с прахом смешаем!

Впрочем, подобным сердцам не надобна наша наука, И не настолько велик парус на нашем челне: Лишь о нетрудной любви говорится в моих наставленьях — Женщинам это урок, как сохранить им любовь. Женщине лук не с руки, не жжет она факелом ярым: Женские стрелы с трудом ранят мужские сердца. Част в мужчинах обман, но редок в юных подругах — Как ни старайся, тебе не за что их упрекнуть. Это Ясон обманул детей своих мать, Фасианку, Ибо в объятья свои новую принял жену! Из-за тебя, Тесей, Ариадна лежала, страдая, Там, на пустом берегу, снедью для чаек морских!

Спросишь про Девять путей, откуда такое названье?

Это вечное стихотворенье... (2)

Неспешно скользит и зловредной струёй Жмется тесней к бесплодным пескам. Вы — налево, туда, где дорогу в леса Открыл Марафон , где овцы ведут Отары ягнят за собой, ища Пастбищ ночных; вы — туда, где Австр Смягчает мороз суровых Ахарн Пусть один из вас — на сладкий Гимет , К малолюдным другой Афиднам идет, Давно мы и тот не тревожили край, Где берег морской изогнулся лукой, Где Сунийский мыс. И Флии зовут Всех, чья славой лесной душа плетена:

И камни с морем мчит планета. По кругу . Откуда в сердце этот страх Как ты все . Кто к тайнам жизни рвется мыслью каждой,. В своей .. Вы появились - шапки вверх летят,. Никто не Вослед! Фауст. Дверь настежь! Только захоти! Маргарита Вам ведом романтический фантом.

Пролог Кружась, она вынырнула из бури, разъяренная, как сто тысяч чертей. Молния сверкнула у нее над головой, исполинской полупрозрачной медузой пронеслась через все небо и растаяла за горизонтом. Небеса от края до края были свинцово-серыми, будто какой-то усердный бог печали сначала сплющил тучи огромным молотом, а потом сплавил их в единое целое. Раскаты грома, дробясь об источенные ветром скалы, с каждой волной становились все тише, пока не превратились в шипение морской пены.

Гнев ее бушевал так же яростно, как духи стихий вокруг, и полосовал ее душу жаркими острыми лезвиями. Широкие багровые одежды трепетали у нее за спиной, и она летела сквозь ночь, словно окруженная горящими атласными крыльями. Вспышки молний за этими крыльями казались кроваво-красными. Она погрузилась во влажные, тяжелые тучи, вынырнула из просвета между ними, не потревожив их, и вслед за пульсом могучей бури двинулась вниз, к маленькой, полной страха земле. Какой-то буревестник, мечтая о сытном обеде, налетел на нее, не заметив ее приближения.

Она превратила его в белый дым и серый пепел и пронеслась через то место, где он только что был, спускаясь все ниже и ниже.

EF14 Pawpet Show: Dreamcatchers